Юрий Павлович Сырников, физик, завкафедрой физики ЛТА

Юрий Пав­ло­вич Сыр­ни­ков (1928–2010), док­тор физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, заве­до­вав­ший 37 лет (с 1961 по 1998 годы) одной из ста­рей­ших кафедр ака­де­мии, кафед­рой физи­ки. Кафед­ра физи­ки – наслед­ни­ца кафед­ры физи­ки и метео­ро­ло­гии, кото­рая заро­ди­лась и раз­ви­ва­лась в Лес­ном инсти­ту­те наря­ду с хими­че­ски­ми кафед­ра­ми. Под руко­вод­ством осно­ва­те­ля кафед­ры Д.А. Лачи­но­ва (1842–1902) здесь мно­го лет велись наблю­де­ния за гро­за­ми с их реги­стра­ци­ей с помо­щью при­бо­ра изоб­ре­та­те­ля радио А.С. Попо­ва. Важ­ные резуль­та­ты были полу­че­ны по слож­ной в то вре­мя (в 1880‑х годах) зада­че пере­да­че элек­тро­энер­гии на боль­шие рас­сто­я­ния.

Про­фес­сор Юрий Пав­ло­вич Сыр­ни­ков вспо­ми­на­ет­ся как увле­ка­тель­ный лек­тор — рас­сказ­чик. Читал лек­ции энер­гич­но, умел подать мате­ри­ал под неожи­дан­ным углом зре­ния, ино­гда ост­ро, образ­но (запом­ни­лось его выра­же­ние “элек­трон­ный кол­хоз” об общих элек­тро­нах в моле­ку­ле). Погру­жён­ность в нау­ку, раз­ви­тое чув­ство юмо­ра и само­иро­нии, неко­то­рая отстра­нён­ность от быто­вых вещей, вос­пи­ты­ва­ли в уче­ни­ках отно­ше­ние к зна­нию и ком­пе­тент­но­сти, как к высо­кой чело­ве­че­ской и про­фес­си­о­наль­ной цен­но­сти.

Науч­ны­ми инте­ре­са­ми Ю. П. Сыр­ни­ко­ва были био­фи­зи­ка вод­ных систем и тео­рия жид­ко­стей. Так­же он зани­мал­ся изу­че­ни­ем струк­ту­ры мате­ри­а­лов, в том чис­ле нераз­ру­ша­ю­щи­ми мето­да­ми кон­тро­ля. Юрий Пав­ло­вич соав­тор моно­гра­фии по ново­му раз­де­лу моле­ку­ляр­ной физи­ки 60‑х годов «Осно­вы моле­ку­ляр­ной аку­сти­ки». 

На кафед­ре велись зна­чи­мые мето­до­ло­ги­че­ские рабо­ты по иссле­до­ва­нию свойств и оцен­ки каче­ства цел­лю­лоз­но-бумаж­ных и дру­гих мате­ри­а­лов нераз­ру­ша­ю­щи­ми мето­да­ми.

Ю.П. Сыр­ни­ков почёт­ный член Рос­сий­ской Ака­де­мии есте­ствен­ных наук.

Благодаря участию Ольги Илларионовны Винник, нашей сокурсницы, выпускницы химико-технологического факультета 1973 года, много лет проработавшей на Кондопожском ЦБК, удалось связаться с преподавателем кафедры физики, работавшей с Ю. П. Сырниковым, и внучкой Юрия Павловича (их воспоминания прилагаем). Оказывается наш профессор – внук Н.Г. Гарина – Михайловского, известного писателя, путешественника, строителя и проектировщика Транс-Сибирской магистрали.

Воспоминания Тамары Николаевны Груздевой, старшего преподавателя кафедры физики ЛТА:

“Оля! Ты раз­во­ро­ши­ла в моей душе вос­по­ми­на­ния о самых содер­жа­тель­ных, самых насы­щен­ных годах моей жиз­ни! Более 40 лет кафед­ра была моим вто­рым домом. Я при­шла на кафед­ру, когда мне было 27 лет. Была наив­ной про­вин­ци­аль­ной девоч­кой, прав­да уже с дву­мя детьми. И вдруг вокруг меня ока­за­лась такая кон­цен­тра­ция интел­лек­та, куль­ту­ры, поря­доч­но­сти! Дру­гой такой кафед­ры в ака­де­мии про­сто не было. Тогда было при­ня­то под­пи­сы­вать заяв­ле­ние у тре­уголь­ни­ка кафед­ры. Я нашла их всех на каком то собра­нии. Высо­кий кра­са­вец Галак­ти­о­нов, пижон про­фес­сор Ерых­ов и какой-то малень­кий, невзрач­ный мужи­чон­ка. Я реши­ла, что зав. кафед­рой кто-то из пер­вых двух. А через год я была уже про­сто влюб­ле­на в интел­лект тре­тье­го.

Юрия Пав­ло­ви­ча мож­но было застать за чте­ни­ем, напри­мер, поль­ских детек­ти­вов, есте­ствен­но, на поль­ском, Бай­ро­на он читал толь­ко в ори­ги­на­ле, ника­ких пере­во­дов не при­зна­вал. Гово­рят, он так или ина­че вла­дел 10‑ю язы­ка­ми. Физик по обра­зо­ва­нию, он мог под­дер­жать раз­го­вор о био­ло­гии, живо­пи­си, лите­ра­ту­ре, как чело­век све­ду­щий в этих вопро­сах. Как он смог полу­чить такое обра­зо­ва­ние?!!! Труд­ное голод­ное воен­ное дет­ство в Воло­год­ской дере­вуш­ке, куда их вывез­ли то ли в нача­ле вой­ны, то ли еще рань­ше, как небла­го­на­деж­ных (он внук Гари­на-Михай­лов­ско­го, извест­но­го совет­ским школь­ни­кам по “Дет­ству Темы”). Тет­ра­дей и каран­да­шей не было. Он выхо­дил на берег, палоч­кой писал урав­не­ния, решал их, а потом вол­на это смы­ва­ла и мож­но было писать сле­ду­ю­щее, а еще этот маль­чиш­ка всей деревне чинил неис­прав­ные зам­ки!”

Из воспоминаний внучки Юрия Павловича, Светланы:

“Мой дедуш­ка и его брат, а поэто­му и я, явля­ем­ся пря­мы­ми потом­ка­ми Нико­лая Геор­ги­е­ви­ча Гари­на-Михай­лов­ско­го. Бла­го­да­ря мое­му дедуш­ке, я, закон­чив­шая язы­ко­вую гума­ни­тар­ную гим­на­зию, смог­ла посту­пить в Поли­тех­ни­че­ский инсти­тут, на факуль­тет Меди­цин­ской Физи­ки и Био­ин­же­не­рии. Всю школь­ную физи­ку он смог вло­жить в мою, дале­ко не самую свет­лую и отнюдь не тех­ни­че­скую, голо­ву за пол­го­да.”

Водонапорная башня в парке Лесотехнической академии

Парк — ещё одна чер­та уни­каль­но­сти Лесо­тех­ни­че­ской ака­де­мии. Неко­то­рые сту­ден­ты посту­пи­ли сюда учить­ся бла­го­да­ря оча­ро­ва­нию пар­ка. Бла­го выбор спе­ци­аль­но­стей здесь на любой вкус! Попа­да­ли в парк, а ухо­дить уже не захо­те­лось!

Парк — это и место отдыха,и учё­бы и сви­да­ний и заня­тий спор­том. Здесь несколь­ко исто­ри­че­ских памят­ни­ков раз­ных вре­мён. Моги­лы извест­ных учё­ных, в том чис­ле глав­но­го садов­ни­ка пар­ка, его хра­ни­те­ля с 1886 года в тече­ние более 45‑и лет Эгбер­та Воль­фа. Здесь, начи­ная с 1930 года стро­и­лись зда­ния Лес­но­го инсти­ту­та и ака­де­мии. Несколь­ко заме­ча­тель­ных пру­дов. О пар­ке мож­но про­чи­тать подроб­нее на несколь­ких сай­тах, напри­мер здесь. Нас же инте­ре­су­ет, в свя­зи с кафед­рой физи­ки, водо­на­пор­ная баш­ня.

Водо­на­пор­ная баш­ня в пар­ке ЛТА, напо­ми­на­ю­щая баш­ню англий­ско­го зам­ка

Зда­ние баш­ни из крас­но­го кир­пи­ча было постро­е­но в 1909 году зод­чим Ада­мом Дит­ри­хом, пре­по­да­вав­шим в то вре­мя в Лес­ном инсти­ту­те. Высо­та баш­ни дости­га­ет 30‑и мет­ров. Изна­чаль­но баш­ня заду­мы­ва­лась как водо­на­пор­ная. Пред­по­ла­га­лось, что с её помо­щью удаст­ся обес­пе­чить весь Лес­ной инсти­тут арте­зи­ан­ской водой. И хотя нуж­ные для это­го водо­про­во­да соору­же­ния были воз­ве­де­ны, попыт­ка устро­ить арте­зи­ан­ское водо­снаб­же­ние закон­чи­лась неуда­чей. Вода, полу­чен­ная здесь из спе­ци­аль­но про­бу­рен­ных сква­жин, обла­да­ла слиш­ком боль­шим содер­жа­ни­ем железа.В ито­ге идею снаб­же­ния Лес­но­го инсти­ту­та арте­зи­ан­ской водой оста­ви­ли, а водо­на­пор­ную баш­ню, исполь­зо­ва­ли для нужд метео­ро­ло­ги­че­ской обсер­ва­то­рии, а так­же частич­но при­спо­со­би­ли под жилье.

На башне, гово­рят, побы­вал А. С. Попов, где про­во­дил свои опы­ты с радио. Позд­нее здесь рас­по­ла­га­лась лабо­ра­то­рия кафед­ры физи­ки и мете­рео­ло­гии.

В про­цес­се про­ве­де­ния в 1895 г. экс­пе­ри­мен­тов с пер­вым радио­при­ем­ни­ком А.С. Попов заме­тил его спо­соб­ность реа­ги­ро­вать на элек­тро­маг­нит­ные сиг­на­лы атмо­сфер­но­го про­ис­хож­де­ния. Это послу­жи­ло пово­дом к созда­нию в том же 1895 г. при­бо­ра, вошед­ше­го в исто­рию под назва­ни­ем Гро­зо­от­мет­чик”.

“Гро­зо­от­мет­чик” дол­гое вре­мя успеш­но экс­плу­а­ти­ро­вал­ся в метео­ро­ло­ги­че­ском каби­не­те Лес­но­го инсти­ту­та в Санкт-Петер­бур­ге. Изоб­ре­те­ние тако­го при­бо­ра поло­жи­ло нача­ло систе­ма­ти­че­ско­му наблю­де­нию элек­три­че­ско­го состо­я­ния атмо­сфе­ры в метео­ро­ло­гии и изу­че­нию вли­я­ния есте­ствен­ных элек­тро­маг­нит­ных помех на пере­да­чу радио­сиг­на­лов. (Памят­ная дос­ка на глав­ном зда­нии ака­де­мии).

Дру­гие посты об учи­те­лях бумаж­но­го дела:

Юрий Павлович Сырников, физик, завкафедрой физики ЛТА: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *